Практический опыт, ответственность, профессионализм, индивидуальный подход – основа нашей работы. Для вас никакого риска и гарантия результата!

Заказать обратный звонок

Почему нас все больше прослушивают?

Почему нас все больше прослушивают?

Как показывает официальная статистика, за последние 5 лет количество телефонных разговоров, которые были перехвачены российскими спецслужбами, выросло почти в два раза. Это никак не имеет связь с борьбой с терроризмом, поскольку лавинообразный рост телефонных «прослушек» начался еще в то время, когда численность терактов достаточно уменьшилась. Спецслужб, имеющих право на прослушивание граждан, стает в России больше, помимо этого, они смогли расширить список случаев, где можно использовать прослушку и слежку. Почему же спецслужбы активизировались в своей прослушке за гражданами?

Участники дискуссии на тему учащения случаев прослушки, которая имела место в Сахарском центре 13 декабря 2013 года стали:

  • Андрей Солдатов (главный редактор Agentura.ru) ;
  • Ирина Бороган (заместитель А. Солдатова)
  • Юрий Гервес (адвокат).

Главные тезисы дискуссии:

Со слов Ирины Бороган совсем недавно появилась статистика перехватов телефонных разговоров, почты, переписки, любых высылаемых объектов (сейчас ее можно увидеть на сайте судебного департамента Верховного суда РФ). Она велась на протяжении 2007-2011 годов. При изучении данных за 2011г. (полученных во время следствия с одной стороны, и при проведении оперативно-розыскных мероприятий с другой сторон, которых было больше), в целом выйдет, что на протяжении года было получено порядка 466152 разрешения осуществления прослушивания. Если сравнивать с предыдущими годами, то это максимальное значение, и на протяжении определенного времени можно увидеть стабильный рост. Сюда не включаются данные относительно контрразведывательной деятельности, так как при их включении цифры значительно б выросли.

Относительно парламентского контроля в данной сфере, то Владимир Васильев - бывший руководитель Комитета Госдумы в сфере безопасности отметил, что существует достаточно ограниченный контроль над спецслужбами. По его мнению, рост прослушиваний имеет связь с проведением борьбы с коррупцией, и розыском пропавших людей.

Почему же количество запросов на прослушивания только увеличивается?

Как поделилась Ирина Боган, возникает определенное противоречие. Это вполне нормально, что на протяжении последних лет правоохранительные органы используют в своей работе средства электронного наблюдений значительно больше, но если рассматривать с другой стороны, наблюдается спад террористической активности. Также значимой причиной, по которой, по мнению правоохранительных органов нужно прослеживание, выступает рост преступности, но как показывают официальные данные, то преступность в стране уменьшается.

Как подытожил Андрей Соколов, существует две причины: организационная и законодательная. Последняя имеет связь с законом №404, регулирующим деятельность органов предварительного следствия, благодаря чему процедура организации прослушивания достаточно упростилась (теперь уже достаточно получить от граждан, которые подозревают какое-либо преступление, заявление, и начать после этого оперативно-розыскные действия).

Организационная заключается в том, что еще до 2007г. все процедуры, которые связаны с прослушиванием, выполняла служба ФСБ, на сегодняшний день покупку и заказ систем технических средств с целью обеспечения функций по оперативно-розыскным мероприятиям (сокращенно СОРМ) может осуществлять также Федеральная служба борьбы с наркотиками, Служба по исполнению каких-либо наказаний, МВД. Интересен тот факт, что после отправки запроса в Федеральную службу, которая следит за исполнением наказаний, при попытке узнать причину ее заказа СОРМ, был получен ответ, что данная информация является секретной, поэтому получить ее невозможно.

Как же изменялась практика использования прослушки на фоне уголовных дел?

Юрий Гервис отметил, что на сегодня практически в любом уголовном деле используют прослушку. Главная проблема лишь в том, что спецслужбы могут выполнить «нарезку» предоставленных записей, убирая, таким образом, нежелательные моменты. Также записи делают по усмотрению спецслужб. Иногда запись на спецтехнику выполняется заранее, а потом при рассмотрении дела ее выдают за материалы, которые предоставлены потерпевшим, либо иным лицом.

Еще один путь, по которому идут оперативные органы, когда полученная информация не интересна, либо эта информация опровергает определенную точку зрения, в этой ситуации информацию уничтожают. Так, например, происходит окончание расследования о случае, где произошло крушение самолета ТУ-134 на территории Петрозаводска, полетные документы командира корабля, присутствующие изначально, в деле уже отсутствует.

По мнению экспертов тенденция применять средства прослушки, помимо технического прогресса, связана в первую очередь с деградацией лиц, которые непосредственно занимаются оперативной деятельностью, поскольку процесс размещение каких-либо средств записи достаточно не сложный. В современной системе нет процесса доказательств умысла человека в отношении совершенного преступления, поэтому процесс, как правило, выглядит так: в суде представляется какой-то аудио, либо видеофайл, после чего происходит интерпретация реплик, что является неправильным.

Как с юридической точки зрения выглядит процедура экспертизы и доказательств?

Со слов Юрия Гервиса: происходит сбор косвенных доказательств, после чего возбуждается уголовное дело. Как все это происходит, можно рассмотреть на примере дела по «Евросети». В ходе расследования оперативные работники начали прослушивать именно тех лиц, которые купили компанию «Евросеть». Для этого, они получили судебное решение, где в основании говорилось, что люди, которые собираются купить компанию «Евросеть», согласно имеющимся оперативным данным, хотят уйти от уплаты налогов, также есть информация, что эти лица употребляют наркотики. Решения были, а вот данных, сколько не проходила прослушивание, куда были направлены материалы, каким образом они были обработаны, так и не было.

Часто указывается не конкретное лицо, относительно которого велась прослушка, а другое, которое не имеет специального положения, после чего при помощи телефонных разговоров указывают их связь. Человек может даже не представлять, что в любой момент его прослушивают, а все данные собирают не на конкретное лицо, а относительно номера.

Имеет ли связь статистика прослушки с протестным движением?

Как сообщил Андрей Солдатов, связь между спецслужбами и данными материалами, полученными и неожиданно всплывшими в СМИ, существовала в советское время. После чего длительное время это не использовали, но вот в последнее время все это всплыло, еще до возникших протестов 2009г. С 90-х годов начала возрождаться практика, которую уже сегодня используют против оппозиции. Так, уголовное дело возбуждают не по факту самого уголовного дела, а также совершенного преступления, а именно по факту публикации определенных материалов. Тогда это было редкостью, и связано с коррумпированными историями, где журналист писал история, а внизу ее подписывал так, что просил материал считать в качестве обращения в генеральную прокуратуру, после чего прокуратура начинала свою деятельность. Сейчас все это используется намного реже.

Ирина Бороган отметила, что существуют косвенные признаки относительно того, что рост статистики прослушки может иметь связь с оппозицией. Был создан департамент, занимающийся борьбой с экстремизмом, где основная деятельность направлена на дела, больше схожие с теми, что информацию кто-то рассказал, либо позвонил, вышел на акцию. Другими словами толкование экстремизма у многих достаточно широкое.

Андрей Солдатов подтвердил, что сам Нургалиев во время создания данного департамента делал основной упор именно на превентивные действия, связанные с предотвращением действий, которые имеют экстремистский характер. Для этого необходимо составить список людей, которые являются потенциально способными совершить данные преступления, что значить, нужно начать действовать в данном направлении.

Существует ли статистика прослушки по профессиям?

Как рассказал Андрей Солдатов, можно сказать информацию относительно журналистов. Внутри ФСБ существует список генералов, которые ставят перед местными управления задания по прослушке. Данный список утверждает директор ФСБ, некоторые его версии можно увидеть в доступном варианте. В 2010г. данный приказ был опубликован, в этот список генералов, которые имеют право ставить прослушку, попал также начальник Управления программ содействия ФСБ, куда входят также пресс-службы. Поэтому можно делать выводы, что управление, которое связано с журналистами, имеет полное право ставить на них прослушку.

Ирина Бороган отметила, что иногда для прослушки даже какого-то официального лица не обязательно нужно получать судебный ордер, получение которого может быть трудным. Достаточно будет описать внешность человека, сказав, что данная личность проходит по уголовному делу, и нужно поставить на прослушку его номер.

Детективное агентство "Тайный детектив" предлагает своим клиентам (как юридическим, так и физическим лицам) полный перечень услуг по проверке на прослушку от офисов, квартир и автомобилей, до мобильных телефонов.


Дата публикации: 21.04.2014